Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

песок

(no subject)

Куршская коса: на месте пожара высадили саженцы 1200 сосен и кустарника

В российском национальном парке “Куршская коса” восстанавливают сгоревший в 2015 году лес*.

27 сентября 2019 года на месте пожара у Ореховой дюны волонтёры, под руководством опытных сотрудников нацпарка, высадили 1200 саженцев молодой сосны и кустарника. В акции на окраине посёлка Морское приняли участие 60 добровольцев, сотрудников управления ГИБДД, ветеранов и их семьи.
https://ruwest.ru/news/95100/

шашлык

(no subject)

Сейчас появились средства передвижения кроме авто и велосипедов.

Для велосипедов прокладывают спецдорожки.
Но есть еще какие-то самокаты, гироскутеры , на электрической тяге, которые позволяют гонять с бешеной скоростью.

Представляете, такой гонит на самокате бесшумно, по тротуару , со скоростью ну скажем 30 км в час...А может и до 100 км в час!
Это явно быстрее велосипеда и тем более пешехода. Столкновение - смерти подобно. Или как минимум травмам...

Сейчас озаботились тем, что правила для них не писаны.
Всегда меня напрягает, когда левая рука не знает, что сделала правая...
На дороге эти самокаты  - проблемы для автомобилей.
На тротуарах - для пешеходов.

Дьявольское какое-то изобретение...
роза

(no subject)

На фоне лесных пожаров, бесконтрольных вырубках леса - так важно вслушаться в  умные слова о лесе.
А то торопимся, не останавливаемся, не оглядываемся...


«Лес является единственным открытым для всех источником благодеяний, куда по доброте или коварству природа не повесила своего пудового замка.
Она как бы вверяет это сокровище благоразумию человека, чтобы он осуществил здесь тот справедливо-плановый порядок, которого сама она осуществить не может» (Леонид Леонов, «Русский лес», 1958)
У дома

Иван Суржиков - Пожар (1961)


На калининградском сайте нашла информацию про пожар.
И видео - зеваки так и сбегаются.
И вспомнилась народная песня в исполнении Ивана Суржикова.
Смешная и по-прежнему актуальная.
Только сейчас еще и на видео снимают!
Светлогорск

(no subject)

Это называют "тягун". И попадать в него опасно даже тем, кто классно плавает...

Под Балтийском погиб житель Калининграда, мужчину унесло в море отбойным течением.
https://klops.ru/news/2018-07-21/178434-pod-baltiyskom-pogib-kaliningradets-kotorogo-uneslo-v-more-otboynym-techeniem

(no subject)


Один из домов, отремонтированных на Ленинском проспекте к ЧМ-2018, оказался разрисован вандалами. Об этом сообщил журналистам во вторник глава областного центра Александр Ярошук.
Вандалы! Согласна с мэром!

https://www.newkaliningrad.ru/news/briefs/incidents/17217953-yaroshuk-na-leninskom-prospekte-negodyai-razrisovali-otremontirovannyy-k-chm-dom.html?utm_source=newkaliningrad&utm_medium=cpc&utm_campaign=briefs
А еще мэр сказал, что он не знает, как их найти.
То есть как это не знает??
Есть же специалисты, которые это должны знать и уметь.
Или их нет???
олень

(no subject)

"А у психов жизнь, так бы жил любой..."
Так Высоцкий пел.
У дочки соседка ненормальная.
Она может лить воду из ведра, чтобы снизу потолок протек...
Спит на полу кухни на каких-то тряпках рядом с кошками...
Она говорит всем, что  моя дочка ей волосы портит, чашки крадет, ботинки забирает...
И много еще чего.
Апофеоз  - к ней приехала племянница (единственная родственница). Из Риги приехала. Помочь приехала!
Она дверь не открывает...
Вызвали полицию - нет, открыть квартиру не имеем права.
Наконец сама открыла, забаррикадировалась в кухне, орет: "Не открою! Топором зарублю !"
Вызвали психушку.
А они увезти ее могут только  С ЕЕ СОГЛАСИЯ .
Раньше говорили - нужно согласие родственников.
Короче, куда ни обращались - все ручками машут и "не имеем права" говорят...
И что делать, никто не знает...

(no subject)

… Мы недавно поженились. Еще ходили по улице и держались за руки, даже если в магазин шли… Я говорила ему: «Я тебя люблю». Но я еще не знала, как я его любила… Не представляла… Жили мы в общежитии пожарной части, где он служил. На втором этаже. И там еще три молодые семьи, на всех одна кухня. А внизу, на первом этаже стояли машины. Красные пожарные машины. Это была его служба. Всегда я в курсе: где он, что с ним? Среди ночи слышу какой-то шум. Выглянула в окно. Он увидел меня: «Закрой форточки и ложись спать. На станции пожар. Я скоро буду».Самого взрыва я не видела. Только пламя. Все, словно светилось… Все небо… Высокое пламя. Копоть. Жар страшный. А его все нет и нет. Копоть от того, что битум горел, крыша станции была залита битумом. Ходили, потом вспоминал, как по смоле. Сбивали пламя. Сбрасывали горящий графит ногами… Уехали они без брезентовых костюмов, как были в одних рубашках, так и уехали. Их не предупредили, их вызвали на обыкновенный пожар… Четыре часа… Пять часов… Шесть… В шесть мы с ним собирались ехать к его родителям. Сажать картошку. От города Припять до деревни Сперижье, где жили его родители, сорок километров. Сеять, пахать… Его любимые работы… Мать часто вспоминала, как не хотели они с отцом отпускать его в город, даже новый дом построили. Забрали в армию. Служил в Москве в пожарных войсках, и когда вернулся: только в пожарники! Ничего другого не признавал. (Молчит.) Иногда будто слышу его голос… Живой… Даже фотографии так на меня не действуют, как голос. Но он никогда меня не зовет… И во сне… Это я его зову…Семь часов… В семь часов мне передали, что он в больнице. Я побежала, но вокруг больницы уже стояла кольцом милиция, никого не пускали. Одни машины «Скорой помощи» заезжали. Милиционеры кричали: машины зашкаливают, не приближайтесь. Не одна я, все жены прибежали, все, у кого мужья в эту ночь оказались на станции. Я бросилась искать свою знакомую, она работала врачом в этой больнице. Схватила ее за халат, когда она выходила из машины:

«Пропусти меня!» – «Не могу! С ним плохо. С ними со всеми плохо». Держу ее:

«Только посмотреть». «Ладно, – говорит, – тогда бежим. На пятнадцать-двадцать минут». Я увидела его… Отекший весь, опухший… Глаз почти нет… «Надо молока. Много молока! – сказала мне знакомая. – Чтобы они выпили хотя бы по три литра». – «Но он не пьет молоко». – «Сейчас будет пить». Многие врачи, медсестры, особенно санитарки этой больницы через какое-то время заболеют… Умрут… Но никто тогда этого не знал… В десять утра умер оператор Шишенок… Он умер первым… В первый день… Мы узнали, что под развалинами остался второй – Валера Ходемчук. Так его и не достали. Забетонировали. Но мы еще не знали, что они все – первые…



Монолог жены пожарного погибшего, на тушении Чернобыльской АЭС